Главная » Статьи » УЧИТЕЛЬ

Русское слово
  Основными целями Федеральной целевой программы «Культура России: 2006–2010» являются «сохранение культурного наследия Российской Федерации; формирование единого культурного пространства, создание условий для обеспечения выравнивания доступа к культурным ценностям и информационным ресурсам различных групп граждан; создание условий для сохранения и развития культурного потенциала нации; интеграция в мировой культурный процесс, а также обеспечение адаптации сферы культуры к рыночным условиям».
   "Однако опыт предков показывает: двести и более лет назад русские люди, не располагая и тенью современных административных возможностей, умели не только ставить перед собой не менее масштабные культурно-просветительские задачи, чем «создание условий для обеспечения выравнивания доступа», но и выражать их более ясными словами". И это тогда, когда русский литературный язык еще только-только создавался. в 1783 году во время осенней загородной прогулки, с легкой руки княгини Екатерины Романовны Дашковой, в России были заложены основы государственной культурной и языковой политики. В отличие от Академии наук, основанной еще Петром I как государственное исследовательское учреждение, Российская академия была задумана как «вольное общество» ученых и писателей, субсидируемое правительством. Ее главными задачами, согласно уставу, были «вычищение и обогащение российского языка, общее установление употребления слов оного, свойственное оному витийство и стихотворение». На академию возлагалась обязанность составить российскую грамматику, словарь русского языка, риторику и правила стихосложения. Главным научным и культурным достижением академии, конечно же, следует считать издание толкового словаря русского языка. Первое издание, 1789–1794 годов, завершенное еще при Дашковой, насчитывало 43 тысячи слов. Второе, расширенное до 51 тысячи, закончилось лишь к 1822 году. Третье издание этой серии – «Общий церковно- славяно-российский словарь» (1834) – содержал уже 63 с лишним тысячи слов. Без этих академических проектов немыслимо было бы не только появление толкового словаря Владимира Даля, но и русский перевод книг Ветхого и Нового Завета. Из 35 авторов-составителей словаря 13 – служители Русской Православной Церкви весьма высокого ранга.
    Российская академия породила двух крупных идеологов, во многом определив-ших направление государственной культурной политики в начале нового Х1Х века. Старший из них, адмирал русского флота Александр Семенович Шишков, был введен в число действительных членов академии в 1796 году. С этого момента он посвятил ей почти 45 лет, из которых 27 он был ее президентом.
   Шишков одним из первых открыто заговорил о национально-культурных особенностях России и проблемах охраны чистоты русского языка. Его главнейшие сочинения «Рассуждение о старом и новом слоге российского языка» (1803) и «Рассуждение о любви к Отечеству».. «У любви к Отечеству есть только три надежных основания – вера, воспитание и язык!» «Для познания богатства, обилия, силы и красоты языка своего, – продолжал он, – нужно читать изданные на оном книги, а наипаче превосходными писателями сочиненные». Шишков вместе с Державиным в 1811 году организует одно из первых русских литературных обществ – «Беседу любителей русского слова». Одним из деятельных членов «Беседы…» стал молодой дипломат Александр Грибоедов. Возможно, там родились горькие строки его комедии:
       Хоть у китайцев бы нам несколько занять
       Премудрого у них незнанья иноземцев,
       Чтоб умный, бодрый наш народ
       Хотя по языку нас не считал за немцев.
  "Отсюда явствует, что воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное»- эти слова Шишкова на 100 лет легли в основу российской державной мысли, которую в министерских кабинетах позднее формулировали как «Православие, самодержавие, народность», а в солдатских окопах – «За веру, царя и Отечество». Главный удар здесь наносился по предтечам сегодняшних фондов Сороса и Британских советов – иностранным учителям и учебным заведениям. Шишков отмечал: «Откуда иностранец возьмет сии чувствования? Он научит меня своему языку, своим нравам, своим обычаям, своим обрядам, воспалит ко мне любовь к ним, а мне надобно любить свои. Две любови не бывают совместны между собою».
 Николай Михайлович Карамзин. Выдающийся журналист конца XVIII – начала XIX веков. Его анализ петровских преобразований полон сожаления о принятой тогда на вооружение властью модели формальной европеизации русской элиты. «Искореняя древние навыки, представляя их смешными, хваля и вводя иностранные, государь России унижал россиян в собственном их сердце, – утверждает Карамзин. – Презрение к самому себе располагает ли человека и гражданина к великим делам? Любовь к Отечеству питается сими народными особенностями, безгрешными в глазах космополита, благотворными в глазах политика глубокомысленного. Просвещение достохвально, но в чем состоит оно? В знании нужного для благоденствия – художества, искусства, науки не имеют иной цены. Русская одежда, пища, борода не мешали заведению школ. Два государства могут стоять на одной степени гражданского просвещения, имея нравы различные. Государство может заимствовать от другого полезные сведения, не следуя ему в обычаях. Пусть сии обычаи естественно изменяются, но предписывать им уставы есть насилие, беззаконное и для монарха самодержавного».
  На плечах филологических и исторических изысканий в XIX век величаво входили русская литература и русская наука. Мировое значение этих явлений - неоспоримо.
  А ведь все начиналось со словаря!..
Категория: УЧИТЕЛЬ | Добавил: admin1 (30.05.2011)
Просмотров: 1061 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]